Правозащитники или политики на правозащитном съезде?

Правозащитники или политики на правозащитном съезде?


Прошедшее вчера основное заседание правозащитного съезда в Москве по своему содержанию больше напоминало съезд общественников разного профиля, а не правозащитников рассматривающих непосредственно  проблемы защиты прав. При этом, он отличался резким критическим настроем в адрес действующей власти и крайней политизированностью. (полную видеоверсию данного мероприятия можно посмотреть здесь ).

Вообще у меня была возможность поехать на это мероприятие, но учитывая его формат, я счел это бессмысленным. Потому как превращение правозащитной площадки в общественную площадку с политической оппозиционной спецификой лишает ее своего функционального назначения. Об этом можно судить хотя бы, если посмотреть программу съезда  , в которой из 8 часов всего времени, проблеме судопроизводства и взаимоотношений общества с судебной властью отдано всего полчаса, и то, только в отношении независимости судов. Между тем, проблема судопроизводства является ключевой относительно защиты прав, потому как только суд является единственным компетентным органом, обладающим полнотой власти для их защиты и восстановления законности.

На заседании были рассмотрены практически все самые ключевые сферы социальной проблематики, как по вопросам валютной ипотеки, невыплаты заработной платы шахтерам, лишения жилищных прав в ходе реализации жилищных программ г. Москвы, реновации, вопросы медицинского обслуживания в разрезе паллиативной помощи, вопросы психиатрической помощи, образования, избрания мер пресечения и условно-досрочного освобождения и др.

Между тем конкретные правовые проблемы, возникающие в процессе защиты прав в данной сфере, основанные на судебной практике такого рода дел, практически не обсуждались. Между тем, это ключевые моменты защиты прав в данных сферах. Так, как например, по вопросам защиты жилищных прав в городе Москве я делал конкретную публикацию о том, как людей в судебном порядке лишили жилищных прав в нарушении Конституции и разъяснений Конституционного суда. По вопросам психиатрической помощи докладчик поставила вопрос и недостаточности сейчас этой помощи для населения и нарушения в этом прав, однако не была поднята острая проблема принудительной психиатрической помощи, и судебной практики с грубым нарушением конституционных прав на свободу, о чем я  писал с указанием конкретных фактов.
В таком виде проводимый съезд напоминает сейчас больше не правозащитный, а некий обще общественный по типу альтернативной общественной палаты, как некая оппозиция к существующей и в этом формате просто не способен решить какие-то практически вопросы непосредственной защиты прав.

На мой взгляд, правозащитники, как некий специализированный тип общественности должны не политизировать свою деятельность и ставить вопросы о приемлемости существующей власти, а решать вопросы защиты прав в существующем правовом поле при действующих публичных институтах. Напомню, что суд является одной из ветвей власти. Политизированные же оппозиционные правозащитники представляют абсурдную картину, когда они выступают против действующей власти и за ее смену, и в то же время пытаются с помощью этой же власти решить вопросы правовой защиты. Нужно ли менять власть или нет это вопрос отдельный, который не касается конкретной защиты прав, и с помощью политических лозунгов ее ни решить никак, и даже более того наоборот, власть предпримет действия по само защите восприняв защиту права как непосредственную угрозу.

В данном случае при решении комплексного вопроса защиты права и при консолидации правозащитников, вопрос чего так же поднимался на правозащитном съезде, целесообразно в первую очередь решить вопрос о построении диалога между судебной системой и обществом. Для чего необходима соответствующая общественная структура, которая могла быть способна осуществлять общественный контроль за судопроизводством.
Это сейчас наиболее острая проблема защиты прав в принципе, потом как суд, хотя и является, в первую очередь институтом общественным, утерял связь с обществом, в своей деятельности перестал руководствоваться его интересами. Формализируя ее до такой степени, что она начинает терять связь даже с самой реальностью. Тем самым перестав отвечать общественным запросом и более того, сама  по себе начиная нести угрозу возможностью вынесения неправосудных решений, как принудительных актов государственной власти. Противопоставляя тем самым государство и общество.

Об опасности чего и необходимости выстраивания общественного диалога давно говорили и сами руководители органов судейского сообщества (подробно писал здесьhttps://echo.msk.ru/blog/zlatoalex/2029538-echo/). Такие, как председатель Верховного суда РФ Лебедев В.М., а так же председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, которая давно высказались за создание специальных общественных комиссии для оценки деятельности судов .

Проблематику же судопроизводства на съезде не раскрыли. Фактически она была затронута отчасти лишь в выступлении скандально известно судьи Алинкиной, уволенной после того, как ее по ее словам избил сын председателя суда, о чем я тоже как то писал, но она только коснулась несовершенства дисциплинарного судопроизводства и практически сразу перешла к своей проблеме. Потом было рассмотрено предложение о введение института народных заседателей при избрании меры пресечения, однако не были рассмотрены существующие проблемы судебной практики по такого рода вопросу. О чем я конкретно писал аналитическую статью.

Как мне видеться основной целью консолидации правозащитников должно являться оказание влияние на формирования судебной практики. Для чего необходим диалог с Верховным судом России, имеющий возможность давать обязательные для судов разъяснения по поводу нее. Так же необходимо непосредственное участие общественности в дисциплинарном производстве относительно судей.

Для чего необходимо организация общественной площадки для аккумулирования случаев судебных нарушений и формирования по поводу них общественного мнения, где правозащитники могут играть преимущественную роль.

Для этого вступайте в группы против судебного произвола созданные мной в социальных сетях вконтакте  и фейсбуке  , что бы непосредственно выражать свое мнение по известным вам конкретным судебным случаям, что бы формировать необходимые общественные предпосылки для формирования такой площадки.

0 60