Блеск и Нищета социологии
Фото: Алексей Меринов
0 221

Блеск и Нищета социологии

Создается ощущение, что эти социологические опросы проводятся в какой-то другой стране, а не в России.

Возьмет и не победит: доверять ли соцсопросам перед выборами президента России?

Социологи прогнозируют уверенную победу на выборах президента действующему главе государства.Исключением не стала даже социологическая служба «Фонда борьбы с коррупцией» (ФБК), руководимого Алексеем Навальным. Многие ожидали, что оппозиционер озвучит другие данные, обвинит «государевых» социологов в завышении рейтинга главного кандидата. Но «война рейтингов» так и не началась: все службы изучения общественного мнения дают очень близкие результаты. Социологи благоразумно уступили предвыборное ристалище политикам.

Однако если взглянуть на то, что пишут в социальных сетях, возникает ощущение, что опросы проводятся в какой-то другой стране. Благостная картина, которую рисуют социологи, совершенно не соответствует атмосфере, царящей в Интернете. Там кипят нешуточные страсти, и довольных положением дел в стране явно меньше, чем недовольных. Насколько совершенны методы измерения общественной температуры, применяемые сегодня социологическими службами? Попробуем разобраться.

Опросы общественного мнения основаны на предположении, что подлинно случайная выборка даст точную картину в масштабах всего населения — города, региона или страны. Но вероятностная модель очень чувствительна к ошибкам при составлении выборки и методам проведения опросов. Промахи могут быть очень серьезными. В историю, например, вошел случай 1948 года: все три ведущие американские социологические фирмы (Gallup, Roper Center и Crossley) предсказывали победу на президентских выборах республиканцу Томасу Дьюи над демократом Гарри Трумэном. Однако победил, как известно, Трумэн.

Из более свежих примеров — ошибка американских социологов, прогнозировавших победу на президентских выборах Хиллари Клинтон. Победа Дональда Трампа стала для многих неожиданностью, поскольку СМИ, эксперты, аналитики привыкли доверять рейтингам. В Великобритании доверие к социологам стоило карьеры премьер-министру Джеймсу Кэмерону: опросы показывали, что британцы предпочтут остаться в Евросоюзе, а они проголосовали за Brexit. Российские социологические фирмы крупно ошиблись с итогами мэрских выборов в Москве в сентябре 2013 года. Навальному тогда пророчили скромный результат, а он получил 27 процентов голосов.

Можно привести и другие примеры расхождения социологических данных с результатами голосования. Вывод следует простой: предвыборная социология — всего лишь прогноз. И так же, как предсказания синоптиков, социологические прогнозы тоже далеко не всегда сбываются. Ведь и синоптики гадают не на кофейной гуще, у них есть свои математические модели прогнозирования. Но всегда может вмешаться какой-то фактор, меняющий развитие предсказанного процесса, и вместо солнышка идет дождик.

Тем не менее мы смотрим прогнозы погоды, принимаем меры, когда сейсмологи предсказывают землетрясение. И изучаем рейтинги политиков. Человек так устроен, что не может находиться в состоянии неопределенности. Ему нужны какие-то ориентиры на будущее. Раньше короли держали при дворе астрологов. Были монархи, которые без совета астролога не принимали важных решений. Сейчас руководители государств ориентируются на данные социологов. В эпоху научно-технического прогресса социология все-таки убедительней гадания по звездам. Но и она не застрахована от провалов.

Об их причинах ведется много дискуссий в профессиональной среде. Обратим внимание на те факторы, которые могут сыграть существенную роль в нынешней президентской кампании. Большинству людей свойственна конформистская модель поведения. Желание казаться «как все» приводит к тому, что часть опрошенных неискренне отвечают на вопросы социологов. Это наглядно продемонстрировали последние американские выборы. Ведущие американские СМИ явно симпатизировали Хиллари Клинтон и активно критиковали Дональда Трампа как человека, совершенно не подходящего на роль президента США. Поэтому заранее признаться в симпатиях к нему решался далеко не каждый американец, отдавший потом за него свой голос.

Нечто похожее имело место в случае с английским Брекзитом: нежелание демонстрировать свое несогласие с мейнстримом, с позицией властей, истеблишмента и крупнейших масс-медиа по этому вопросу могло подтолкнуть часть респондентов во время предварительных соцопросов скрыть свое истинное мнение.

В России давление официоза и провластных СМИ на население еще сильней, чем на Западе. Страну окутала атмосфера «осажденной крепости», поддержка несистемной оппозиции приравнивается уже чуть ли не к предательству Родины. Надо также учитывать историческую память тех поколений, которые застали СССР. В Советском Союзе люди были уверены, что КГБ прослушивает практически всех. Фраза «это не телефонный разговор» была в те времена в очень широком обиходе. Между тем социологические опросы проводятся, как правило, по телефону.

Запретительные законы, которые сегодня принимает Госдума, борясь с анонимностью в Интернете, также укрепляют граждан в мысли, что государство стремится следить за каждым их шагом. Многие уже наслышаны о том, что в России сажают за посты в соцсетях. Желающих пойти против мейнстрима в такой обстановке, естественно, становится меньше. И, соответственно, погрешность резко возрастает.

К сожалению, при публикации результатов опросов не указывается, какое количество людей отказалось в них участвовать, а это очень важный показатель. Среди отказавшихся отвечать доля критически настроенных к власти может быть выше, чем среди лояльных, и эти мнения остаются неучтенными. Но опросы показывают долю неопределившихся, колеблющихся, и эта доля очень высока. По данным, например, социологической службы ФБК, она составляет 21 процент. Поведение этой категории избирателей предсказать довольно трудно. Под влиянием каких-то событий оно может измениться буквально накануне дня голосования. Какими могут быть эти события — вопрос уже не к социологам, а к астрологам и ясновидящим.

Словом, рейтинги рейтингами, но утверждать, что выборы полностью лишены интриги, было бы все-таки большим преувеличением. Насколько точна информация социологических служб, мы узнаем вечером 18 марта. Пока же можно посоветовать одно: в ситуации кризиса к прогнозам в политике следует относиться точно так же, как к прогнозам погоды в период межсезонья. Даже если обещают солнечный день, лучше иметь при себе зонтик. На всякий случай.

Автандил Цуладзе, кандидат политических наук

Последние новости
Сумма помощи Вексельбергу составила 550 млрд. рублей бюджетных средств. Схема выделения средств самая…
Хорошая новость: готовится издание книги, которая для многих из нас будет представлять существенный…
Главная неожиданность – министром сельского хозяйства станет Дмитрий Патрушев.…