«У России только два союзника – нефть и газ», «Нефть – матушка, газ – батюшка».
0 84

«У России только два союзника – нефть и газ», «Нефть – матушка, газ – батюшка».

Экспорт углеводородов обеспечивает 65% федерального бюджета. Как долго сохранится такое положение вещей?

«У России только два союзника – нефть и газ», «Нефть – матушка, газ – батюшка». Перечень шуток о зависимости благополучия России от экспорта углеводородов можно продолжать довольно долго. Но в реальности ничего смешного в этом нет – черное золото и голубое топливо составляют 2/3 отечественного экспорта. Что еще может продавать за рубеж наша страна? Об этом будут говорить на Межрегиональном экспортном форуме, который пройдет в Перми 21–22 ноября. На этой площадке ведущие российские и международные эксперты, чиновники и бизнесмены обсудят новые форматы, актуальные проблемы и перспективы российского экспорта. В преддверии этого мероприятия «Профиль» решил разобраться в том, что сегодня происходит в сфере торговли углеводородами.

Кто-то теряет, кто-то находит

В начале ноября «Газпром» и австрийская OMV AG подписали дополнительное соглашение об увеличении объемов поставок природного газа на 1 млрд кубометров в год. Договоренности достигнуты в рамках действующего контракта, рассчитанного до 2040 года. «Экспорт «Газпрома» в Австрию в течение нескольких лет ставит новые и новые рекорды. И за 10 месяцев 2018 года поставки в республику уже на треть превысили объем за аналогичный период 2017 года, составив 8,8 млрд кубометров», – отчитался председатель правления холдинга Алексей Миллер.

 

В «Газпроме» уверены: сотрудничество с австрийскими партнерами отражает ситуацию – большинство стран ЕС объективно заинтересовано в увеличении поставок голубого топлива из России. В Минэнерго с этим тезисом согласны: объемы экспорта газа в ЕС ежегодно растут в среднем на 6–7%. По итогам этого года может быть поставлен новый рекорд – 204 млрд кубометров газа (в 2017‑м было 194 млрд). Это примерно 35% европейского рынка, а в ближайшие годы доля может вырасти до 40%.

Справедливости ради стоит сказать, что не у всех отечественных компаний–экспортеров сырья прибыли растут. Так, объемы поставок круглого леса снижаются второй год подряд – на 3% в 2017‑м и на 6% с начала текущего года. Зато в целом благоприятно складывается ситуация для экспортеров нефти и угля. По оценке Минэкономразвития, в этом году поставки сырой нефти вырастут на 1,5%, до 253,1 млн тонн, в 2019‑м – до 256,7 млн тонн.

В ведомстве исходят из того, что Россия в ближайшие месяцы выполнит договоренности со странами ОПЕК, нарастив добычу примерно на 1,5 млн тонн. Сырая российская нефть пользуется большим спросом за рубежом. Учитывая, что наращивания экспорта нефтепродуктов не ожидается, в ближайшие два года он, по прогнозам, сохранится на уровне 150 млн тонн.

Задачу расширить присутствие на мировом угольном рынке поставил президент Владимир Путин. Выступая на заседании комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК), состоявшемся в конце августа в Кемерово, глава государства напомнил, что в прошлом году российские компании экспортировали более 190 млн тонн угля на $13,5 млрд  – рост к 2016 году на 51%. Это 3,8% российского экспорта. Текущая конъюнктура позволяет увеличить поставки. В 2018‑м, по прогнозам, экспорт угля может превысить 200 млн тонн. Со своей стороны, министр энергетики Александр Новак подтверждает, что задачу, поставленную президентом, можно решить за счет восточного направления – стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), Индии и Турции. «Видим возможность удвоения экспортных поставок к 2025 году, увеличить долю России почти до 20%», – сказал министр.

Энергетический дисбаланс

В январе–августе российский экспорт в стоимостном выражении достиг $286,04 млрд. Основные направления внешней торговли – Европа (37,6%), Восточная Азия (20,5%), страны СНГ (12,6%) и Ближнего Востока (7,1%), трейдеры и офшоры (10,9%), страны Африки (3%). На топливно-энергетические товары пришлось 64,5% ($184,4 млрд), говорит руководитель управления рейтингов корпоративного сектора НРА Кирилл Кукушкин. Поставки сырой нефти (включая газовый конденсат) составили 169,2 млн тонн ($82,4 млрд), природного газа – 148,5 млрд кубометров ($31,3 млрд), СПГ – 26,8 млн кубометров ($3,8 млрд), каменного угля – 127 млн тонн ($10,6 млрд). По словам эксперта, главным контрагентом России по экспорту с середины прошлого года выступает Китай ($35,2 млрд, или 12,3%). На втором месте – Нидерланды ($27,8 млрд, или 9,7%), на третьем – Германия ($22,1 млрд, или 7,7%).

Согласно данным Банка России, положительное сальдо торгового баланса за восемь месяцев этого года оценивается в $118,8 млрд против $70,2 млрд за аналогичный период 2017‑го. «На начало октября доходы бюджета составили почти 14 трлн рублей. Нефтегазовые доходы (НДПИ и вывозные таможенные пошлины) за девять месяцев превысили доходы за весь предыдущий год на 5,5%, составив 6,3 трлн рублей», – говорит Кукушкин.

Однако среднесрочный прогноз, по мнению аналитика, неоднозначен. Последовательное ужесточение антироссийских санкций ухудшит деловой и инвестиционный климат в России, что приведет к замедлению роста ВВП с переходом к стагнационному дрейфу и риском сжатия экономики. Эскалация торговой войны между США и Китаем также окажет влияние. «Конфликт между двумя крупнейшими экономиками мира прямо и косвенно затрагивает прочих участников глобального рынка. Снижение товарооборота между Америкой и КНР приведет к замедлению их экономик, снижению потребления энергоресурсов и металлов, что болезненно для России», – полагает Кукушкин.

Снижение мирового спроса на нефть чревато снижением котировок, а значит, и сокращением нефтегазовых доходов России. Многое зависит от переговоров лидеров Китая и США, которые запланированы на конец ноября на полях саммита G20. «Дональд Трамп уже заявил, что «дискуссия хорошо продвигается». Соединенные Штаты благодаря дефициту торгового баланса с Китаем имеют более сильную позицию. Китай же крайне заинтересован в Штатах как крупнейшем рынке сбыта своей продукции», – считает Кукушкин. По его словам, в итоге Пекин все-таки пойдет на уступки.

Впрочем, не менее вероятно, что прогибаться китайцы не станут. В Пекине многие уверены, что Трампа с его торговой войной надо просто перетерпеть, а со следующим американским лидером можно будет договориться по-хорошему.

Структура экспорта

Сырьевой энергетический экспорт, по разным оценкам, достигает 59–63% от общих объемов. Около 5% приходит-ся на уголь, остальное – сырая нефть, нефтепродукты и природный газ. Основные торговые партнеры России – Западная Европа и Юго-Восточная Азия, а также страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

«Доходы бюджета от экспорта сырой нефти в 2017 году увеличились на 27%, до $97,3 млрд. Доходы от экспорта природного газа составили $38 млрд – рост за год на 22%. То есть экспорт только нефти и газа обеспечил казне более половины доходов», – говорит замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова. Санкции и торговые войны, безусловно, влияют на сырьевой рынок. Россия была неоднократно «бенефициаром» такого противостояния. Например, нефтяное эмбарго против Ирана, введенное в 2012 году, несколько лет удерживало на высоком уровне цены на углеводороды. Военные действия на Ближнем Востоке также обеспечивали рост цен на черное золото. А следом за ними с некоторым временным интервалом (примерно в один квартал) дорожал и трубопроводный газ.

«На мировом угольном рынке, который в пять раз больше рынка природного газа, санкции и торговые войны в основном носили локальный характер. Но для нас бесследно они не проходят. Например, Россия прекратила отгрузку коксующегося угля на предприятия украинских олигархов. От этих поставок зависели многие энергетические и ряд металлургических компаний Украины. Пострадают не только они. Российским экспортерам придется искать новые рынки сбыта», – уверена Мильчакова.

 

 

 

Взлеты и падения

В прошлом году Россия экспортировала товаров на $359,2 млрд по всему миру. Эта сумма отражает падение на 31,9% с 2013 года и восстановление оборота на 25,8% в 2016 и 2017 годах. По состоянию на первое полугодие текущего года экспортные товары России оцениваются в $213,2 млрд  – рост на 26,6% по сравнению с аналогичным периодом 2017‑го. В связи с возобновлением роста цен на нефть ожидается, что доходы от продажи углеводородов вырастут в пять раз, утверждает эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов.

«Из-за высоких цен на нефть Россия в настоящее время находится на пути к резервированию первого с 2011‑го сальдо бюджета на уровне 0,45% валового внутреннего продукта (ВВП) вместо ожидавшегося дефицита в размере 1,3%», – пояснил он. Предыдущие прогнозы основывались на предположениях, что нефть марки Urals будет стоить $40 за баррель. Вместо этого в январе–апреле цена составила в среднем $66,15.

В течение ближайших шести лет Россия может получить рекордные доходы от нефтегазового сектора в рублевом выражении, уверен Гасанов. Эксперт исходит из того, что пошлина на экспорт нефти постепенно снизится. Так называемый налоговый маневр предполагает, что ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) будут повышаться. С учетом роста добычи и ослабленного рубля это означает, что доходы федерального бюджета от нефтегазового сектора в рублевом выражении превысят пик 2014 года.

Смещение приоритетов

«Добыча нефти и полезных ископаемых растет ежемесячно на 1–2% – соответственно, растут и поставки сырья за рубеж. На этом фоне доля экспорта наукоемких и особенно ценных в современном мире технологий, устройств и оборудования не превышает 5%. Это говорит о безусловном приоритете и направлении развития внешней торговли России в 2019–2020 годах», – полагает управляющий партнер компании vvCube Вадим Ткаченко.

Диверсификация экспорта идет, но очень медленными темпами, что ставит отечественную экономику в весьма уязвимое положение. Ситуация усугубляется из-за высокой зависимости от ресурсной базы. Вывод, по мнению эксперта, неутешительный: Россия не способна защититься от нестабильности мировых цен на энергоносители и сырье.

Основным торговым партнером России в ближайшие 10–15 лет останется Европейский союз, товарооборот с которым более диверсифицированный. «Однако, как показали последние события, вектор российского экспорта начинает смещаться на восток. На первом месте – Китай, который заинтересован в увеличении российского экспорта», – подчеркнул Ткаченко.

И все же общий прогноз развития сырьевого экспорта противоречивый. Его сдерживают антироссийские санкции и контрсанкции, внешнеполитическая напряженность. непредсказуемость мировых рынков и цен. Есть и внутренние факторы. В частности, повышение ставки НДС до 20% косвенно может повлиять на объемы зарубежных поставок. «Остается надеяться на гибкое регулирование пошлин со стороны правительства, а также применение дополнительных преференций к отечественным экспортерам», – предположил Ткаченко.

В последние годы структура российского товарного экспорта не меняется: 45% – сырье, 18% – несырьевой энергетический экспорт и 37% – несырьевой экспорт, констатирует директор по бизнес-образованию факультета инженерного менеджмента ИОМ РАНХиГС Олег Филиппов. География тоже остается неизменной: Европа – 35,1%, Азия и Ближний Восток – 26,5% и СНГ – 13,7%. Основные страны – партнеры по экспорту 2017 года: Китай – $39 млрд, Нидерланды – $35,6 млрд и Германия – $25,7 млрд.

Несмотря на безусловное доминирование углеводородов в структуре экспорта, в данном сегменте наметился переход на продукцию высоких переделов. В частности, речь идет о расширении производства сжиженного природного газа. Компании активно инвестируют в строительство новых заводов. В 2018 году запущен «Ямал СПГ» – второй проект по СПГ в России, к 2022 году «Газпром» и «Новатэк» планируют реализовать еще три проекта, подчеркнул Филиппов.

Игорь Наумов

Последние новости
Олег Сирота объясняет в стихах, как наверняка разориться на бизнесе в деревне.…
Сегодня в России 20 тысяч поселков, в которых не осталось ни одного жителя.…
Теперь тарифы на вывоз мусора будут расти еще сильнее — нужно будет кормить…