Закредитованная Россия
Фото: Александр Артеменков/ТАСС
0 96

Закредитованная Россия

Доходы граждан падают, а количество кредитов растет. В условиях стагнирующей экономики и вялого роста доходов населения этого может быть достаточно, чтобы вызвать лавину неплатежей и спровоцировать масштабный банковский кризис.

Пока финансовые рынки лихорадит из-за ожидания новых западных санкций, в российской экономике накапливаются серьезные внутренние проблемы. В последние месяцы тучи сгущаются над сегментами потребительского и ипотечного кредитования. С 1 июля 2017 года по 1 июля 2018 года задолженность физлиц по кредитам выросла на 19,7% в годовом исчислении (до 13,5 трлн рублей). Ипотечных кредитов в денежном выражении за первые полгода было выдано на 69% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Все чаще происходящее называют новым «кредитным бумом», что не вполне корректно, поскольку темпы роста розничного кредитования по-прежнему отстают от пиковых значений прошлых лет. Но в условиях стагнирующей экономики и вялого роста доходов населения этого может быть достаточно, чтобы вызвать лавину неплатежей и спровоцировать масштабный банковский кризис.

Спрос наносит ответный удар

Темпы роста розничного кредитования сейчас хоть и «взрывные», но более низкие по сравнению с 2008 и 2012 годами. «В 2012 году в пиковые моменты рост задолженности населения доходил до 45%. Поэтому я бы говорил скорее о возобновлении роста, чем о кредитном буме», — говорит научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Михаил Хромов.

Тем не менее значительный рост объемов фиксируется абсолютно во всех сегментах кредитования — как в необеспеченном, так и в залоговом. Для банков розничное кредитование сейчас — наиболее прибыльное направление бизнеса; корпоративный сегмент вырос только на 5%, то есть в относительном выражении в 4 раза меньше, чем розница. Больше половины прироста долга в этом году приходится на госбанки: Сбербанк и ВТБ. Есть несколько основных причин, по которым россияне стали более активно занимать именно в последние два года.

«Во-первых, стоит учитывать эффект «низкой базы» — все-таки слишком серьезным было «падение» рынка три года назад. Во-вторых, стабилизировалась экономическая ситуация в стране. И кредиторы, и заемщики привыкли к «новой реальности» и снова полномасштабно вовлеклись в кредитный процесс», — говорит Алексей Волков, директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ). В России сейчас рекордно низкая инфляция, которая до последнего времени позволяла ЦБ снижать ключевую ставку. Вслед за ключевой ставкой падала и стоимость потребительских кредитов.

В результате активизировался отложенный спрос россиян: домохозяйства стали приобретать предметы длительного пользования. Весной этого года норма сбережений россиян опустилась до уровня докризисных 2013–2014 годов. Но поскольку рост реальных доходов населения в июле в годовом выражении составил всего 2%, кредитование осталось одним из главных источников поддержания уровня жизни и осуществления крупных покупок.

Кредит в бесконечность

Одна из наиболее тревожных тенденций состоит в том, что россияне часто берут кредиты для покрытия старых долгов. Почти каждый второй россиянин имеет два и более непогашенных кредитов. Типичная история таких займов выглядит так: человек берет ипотеку, исправно вносит по ней процентные платежи, но делает это за счет розничных кредитов.

Общий информационный фон в СМИ и реклама банковских продуктов создают иллюзию дешевизны займов: когда-то ипотека стоила 18% годовых, а сейчас ее можно взять за 10%.

«Но как брать ипотеку даже под 10% годовых, если ваши доходы растут всего на 2–3% в год? — удивляется директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев. — Даже при такой ставке вы покупаете две квартиры: одну себе и одну банку».

Финансовый омбудсмен Павел Медведев обращает внимание на еще одну проблему — особые ловушки в кредитных договорах, которые увеличивают стоимость заимствований в 1,5–2,5 раза. «Людей обманывают за счет бесконечных «накруток», которые становятся все более жестокими», — говорит эксперт. К примеру, существует банковский продукт под названием «Кредитный доктор», который обещает заемщику улучшение кредитной истории. «Человек получает задолженность, но на карту ему поступают символические 10 копеек. С математической точки зрения это значит, что кредит стоит бесконечность», — говорит Ведев.

Вообще долги россиян, как правило, очень короткие и очень дорогие. Доля обслуживания долга в текущих доходах населения примерно такая же, как в США, притом что размер долга по отношению к доходу в 4–5 раз меньше. «Население в обеих странах регулярно тратит 10–12% доходов на обслуживание долга, но если в России долг составляет 20–25% дохода, то в США — 75%», — говорит Хромов.

То есть переплата за кредиты в российских банках катастрофически высокая. «Одни только процентные платежи банковской системе в год составляют около 2 трлн рублей. Причем наибольшая задолженность приходится на людей с низким уровнем дохода», — добавляет Медведев.

Предкризисное состояние

Хотя рост закредитованности на 20% сам по себе не является запредельным, все зависит от возможности населения обслуживать этот долг. Основной аргумент в пользу того, что рынок розничного кредитования в скором будущем ждет «перегрев», простой: ставки по кредитам выше, чем рост номинальных доходов населения. Это означает, что граждане все большую часть своего дохода вынуждены тратить на обслуживание долга, а такая ситуация чревата формированием кредитного пузыря.

В НБКИ возражают, что закредитованность населения сейчас находится на вполне приемлемом уровне. «Среднее значение текущей долговой нагрузки (ежемесячные платежи по всем кредитам к ежемесячному доходу) российских заемщиков в настоящее время составляет 23,62%, причем с конца прошлого года оно снизилось на 1,05% (тревожным считается уровень выше 30%.А.Х.). В соответствии с Индексом кредитного здоровья, рассчитываемым Национальным бюро кредитных историй и компанией FICO, во II квартале 2018 года кредитное здоровье граждан страны оставалось стабильным», — говорит Алексей Волков.

При этом в НБКИ признают, что объем «плохих» долгов все еще остается довольно существенным. Если реальные доходы не будут расти или начнут сокращаться, это может привести к росту просроченной задолженности и дефолтам граждан.

Ведев считает, что предкризисные процессы на рынке уже начались: кредиты удлиняются и переупаковываются, люди берут более длинные займы, чтобы вернуть старые. Эта ситуация может спровоцировать резкий рост «плохих» долгов и банковский кризис в ближайшие 1,5 года.

Принудительная финансовая грамотность

«Сидел я как-то в Совете Федерации на совещании по закредитованности населения, — вспоминает омбудсмен Медведев. — Поднимается очередной оратор, первый зампредседателя одного из комитетов, и говорит абсолютно «гениальную» вещь: нужно запретить все способы заимствований, потому что все они ведут к петле на шее. Можно разрешить только ломбарды: там ты хотя бы сразу получаешь определенную сумму, и никто тебя преследовать не будет».

Примерно такой же запретительной логикой руководствуются парламентарии и сегодня, пытаясь реагировать на бурное развитие потребкредитования. В начале недели в Госдуме обсуждались поправки к законопроекту «О банках и банковской деятельности», запрещающие выдачу кредитов, выплаты по которым превышают 50% совокупного дохода домохозяйства.

С этим предложением есть две проблемы. Во-первых, все банки и так занимаются оценкой платежеспособности потенциальных заемщиков. «Этот вопрос находится в компетенции заемщика и банка, которые заключают между собой договор», — говорит директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

Во-вторых, предлагаемая формула выглядит непродуманной. Доходы у всех людей разные: если человек живет на 20 тысяч рублей в месяц, то ему, вероятно, вообще не стоит брать крупные кредиты. А если человек получает несколько сотен тысяч рублей, то спокойно может тратить и больше 50% на обслуживание долга. Одним словом, важно не сколько человек платит, а сколько у него после этого остается.

«Стоит привязать ограничения к размеру располагаемых доходов, которые остаются после обязательных выплат, чтобы у человека всегда был хотя бы прожиточный минимум на руках», — считает Хромов.

Глобальное решение проблемы «кредитного бума» только одно: экономический рост, который повысит благосостояние населения и позволит людям обслуживать долги за счет собственных доходов. Но последние экономические инициативы властей, от повышения НДС до «пенсионной реформы», решительно ставят на таком варианте крест.

Арнольд Хачатуров

 

Последние новости
Самая свежая социология подтверждает, что запрос на радикальные изменения устройства российской жизни есть…
Почему от кадровых перестановок не меняется качество управления???…
"За что же мы страдали столько тогда? Зачем вокруг моей деревни погибали тысячи…