Как выживают фермеры Юга России
«Фермеры на эмоциях обсуждают действия агрохолдингов на Федеральном сельсовете»
1 889

Как выживают фермеры Юга России

Продолжаем публикации в СМИ о прошедшем в июне Совещании ОД "Федеральный сельсовет"

Борьба за землю, невозможность получить кредит, лишение положенных субсидий, давление со стороны властей и силовиков – это только часть проблем, с которыми сталкиваются фермеры на Юге России. Мы поговорили с аграриями из Волгоградской области, Кубани, Ростова и узнали, как они выживают и, как борются за свои права.

«Все достается агрохолдингам»

Фермер Нина Карпенко из Краснодарского края, глава крестьянского хозяйства, рассказала, что в регионе происходят рейдерские захваты земель, причем не только у компаний, но и крестьянских хозяйств, долей крестьян.

Фермер Нина Карпенко, рассказывает о проблемах своего хозяйства на Федеральном сельсовете Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

Фермер Нина Карпенко, рассказывает о проблемах своего хозяйства на Федеральном сельсовете
Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

-Нам приходится защищать свою землю. Земли захватывают агрохолдинги, им не нужны наши станицы. У нас на Кубани еще есть станицы и хутора, но они вымирают. За 10 лет в нашей станице стало в два раза меньше учиться детей. Было 1200 учеников в школе, теперь — около 600. Была полноценная больница, где работали 15 врачей, сейчас остался лишь медсестринский пост. При этом здание двухэтажное, чистое, комфортное.

— Земли через суд пытались отвоевать?

— Нам очень трудно защитить свои права. Судебная система и силовые структуры откровенно защищают власть и крупных дельцов. Даже после тракторного марша все активисты были арестованы и оштрафованы. Второй раз нам выйти не дали. А мы выступали против рейдерских захватов, против коррупции, за развитие села и малого бизнеса.

Справка: акция «Тракторный марш»
28 марта 2017 года фермеры Кубани планировали провести акцию «Тракторный марш» — проехать на тракторах из Краснодарского края в Москву с целью встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. Однако практически все участники акции были остановлены на выезде из своих населенных пунктов сотрудниками полиции.
Первая попытка провести «Тракторный марш» была предпринята в августе 2016 года. Тогда фермеры были остановлены и заблокированы полицией в Ростовской области. Основная цель акции: рассказать о рейдерских захватах земель Кубани президенту РФ.

— Субсидии получаете?

— Все субсидии достаются холдингам, а фермерским хозяйствам – крохи либо ничего. Кредиты невозможно взять, против нас экономическая блокада. Даже если у тебя есть что-то в залог, ты не можешь получить кредит, особенно в Россельхозбанке.

«Возим мясо в Москву, в своем регионе – пробиться не можем»

— После того как президент дал «зеленый свет» на развитие села, получилось все наоборот: у селян скопилось большое количество продукции, а горожане получили дорогие и некачественные продукты, — рассказывает фермер Андрей Прошаков из Иловлинского района Волгоградской области. Сам он занимается животноводством. Прославился в регионе тем, что разводит верблюдов и буйволов.

Фермер Андрей Прошаков

Фермер Андрей Прошаков из Волгоградской области разводит буйволов и верблюдов
Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

— Сегодня олигархи и те, кто у власти сконцентрировали в своих руках основные средства производства на селе: землю, финансовые ресурсы.

— Вы имеете в виду агрохолдинги?

— Да, и выдвиженцев от них, которые сегодня во власти. Агрохолдинги дают миллионы тонн мяса, зерна, а население, которое должно подниматься и жить хорошо – прозябает в нищете. Сегодня крестьяне ничего не получили, наоборот! За электроэнергию теперь надо больше платить, пошли задолженности, за газ – тоже больше. Сегодня закредитованных бюджетов сельских семей – до 80%. Сбербанк ушел из села, Россельхозбанк тоже практически сложил с себя полномочия.

В России есть такие районы, где в продаже нет своего молока, нет ни сайки хлеба из собственной муки — все завозят!

— Почему сложилась такая ситуация?

— Президент поручил сделать реформы на селе тем, кто делал их еще 15 лет назад. Это как не просто наступать на грабли, это – прыгать на них с разбегу. Они же уже завалили село, угробили его, и они же рассказывают нам, что его возродят.

— Продукцию, в частности, мясо, как реализуете?

— Президент поставил задачу на кооперацию, сказал допустить местных сельхозпроизводителей на рынок. На местах это поняли так: крестьянин должен корову подоить и с этим молоком прийти на рынок. Ну, создайте нам условия, чтобы мы со своей продукцией через кооперацию могли попасть в сети, в муниципальный заказ! На практике – не получается пробиться. В России есть такие районы, где в продаже нет своего молока, нет ни сайки хлеба из собственной муки — все завозят! И в этих районах населения по 100-150 тысяч человек. Сегодня мы вынуждены перепродавать продукцию каким-то перекупщикам, теряя добавленную стоимость. Мы вынуждены вывозить мясо на продажу в Москву, в Санкт-Петербург, в Казань. Со своей продукцией у себя в регионе мы не можем пробиться.

«Деньги уже поделили, денег для вас нет»

А вот факты от главы крестьянско-фермерского хозяйства в Дубровском районе Волгоградской области, Валерия Выдрина, который занимается выращиванием зерновых. В этом году на пять тысяч гектар, засеянных рожью и пшеницей он не получил ни копейки из положенных погектарных субсидий.

— Находят задолженность, пени в сто рублей, и в результате не выдают погектарное субсидирование.

— Кто находит?

— Налоговая. Едешь разбираться – выдают справку, что у меня нет задолженностей, нет никаких пеней. Идешь опять в сельхозуправление, говоришь, что не было задолженности, а они в ответ, — деньги уже поделили, денег нет. Создана такая система: кого-то выкинули из субсидий, а остальные деньги поделили, можно сказать между своими.

— Это на местном уровне делается?

— Наверно, нас просто ставят перед фактом.

— То есть вы остались на год без субсидий? И сколько в вашем районе составляет погектарная поддержка?

– Да, остался без субсидий. Сумму погектарной поддержки нам даже не говорят. Есть и другая проблема. У нас в Дубовском районе около 150 тысяч гектаров пашни, из них обрабатывается около 50 тысяч, остальные зарастают кустарниками. Глава района, бывший сотрудник МВД, этой проблемой не занимается. Зарастает и пусть зарастает, у него голова не болит.

«Нам три года не отдают нашу землю»

У нас поистине золотая земля, нашу рентабельность не сравнить ни с Волгоградом, ни с Уралом, — сразу заявляет Николай Маслов, кубанский фермер, один из участников тракторного марша.

Фермер Николай Маслов

Фермер Николай Маслов, один из организаторов «Тракторного марша»
Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

— Проблема в том, что местных фермеров всеми силами, всеми правдами и нправдами, хитростью и обманом выдавливают из края. Это делает крупный бизнес, агрохолдинги, которые аффилированы с властью. В этом участвует и администрация, и прокуратура, и полиция. Самое главное – в этом участвуют и суды. Потому что через незаконные судебные решения у людей изымались земли. Так как поднялся шум, сегодня незаконных решений не выносят, но идут по другому пути – по пути волокиты.

— То есть самая большая проблема – это доступ к земельным ресурсам?

— Мне лично не надо никаких погектарных субсидий, дайте только землю. Я в этом году даже не подавал на погектарные субсидии.

— Вас отправляют на дальневосточный гектар?

— Меня бы с удовольствием отправили на дальневосточный гектар, но я не могу уехать, — у меня на кладбище девять поколений лежит. Как я могу бросить могилы своих предков?!

— Есть какая-то самая распространенная или стандартная схема отъема земли?

— Крупное сельхозпредприятие как правило имеет свой ресурс в судебной системе. Приведу конкретный пример. Мои родственники и друзья не захотели продлевать договорные отношения с крупным сельхозпредприятием. В законном порядке заявили об этом. Они планировали выделить свои земельные доли из этого хозяйства и создать собственные хозяйства или передать родственникам, другим фермерам. На сегодня уже третий год мы не можем выделить эту землю. Сельхозпредприятие обращалось в суд, где требовало запретить крестьянам воспользоваться своим правом: понятно дело, они вложились и им не хочется терять землю. Но мы эти суды выиграли.

Мы провели процедуру межевания, подготовили кадастровые планы, опубликовали их. Сельхозпредприятие выразило возражение, — теперь они не согласны с размером участка. В течение двух лет мы ведем этот судебный спор. Все это время арендаторы (прим. ред.: крупное сельхозпредприятие) зарабатывают на этой земле деньги, а мы не имеем ничего. У них штат юристов, и мы вынуждены нанимать юристов.

«Всех направляют в суд, а там – кто больше даст»

О нарушениях в Ростовской области рассказала Татьяна Поливанова, председатель МОО садоводов «Южный сад».

Татьяна Поливанова

Татьяна Поливанова, председатель МОО «Южный сад»
Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

— Проводя кадастровые работы или меняя систему координат в Ростовской области, ничего не приводилось в соответствие, невзирая на приказы министерств. Вторая проблема – у нас в некоторых местах зарегистрировано до пяти прав на одни и те же участки. Кадастровая служба регистрирует землю, наверно, в нескольких измерениях!

— С какой целью?

— Всех направляют в суд, а там – кто больше денег дал. Делаются несколько постановлений, за них берутся деньги, — а потом судитесь. Дошло до того, что некоторые люди оказываются на улице, потому что у них дома на этом участке земли. Вытаскивали таких из петель — это реальные истории.

— О каких суммах идет речь?

— Минимальная стоимость одного пая 7 млн рублей, есть паи, те, что ближе к городу, которые продаются и за 35 млн рублей. В большинстве случаев земли перепродаются. Это многомиллиардный бизнес. Это стало системой в Ростовской области.

«Главный рейдер у нас – это само государство»

Павел Грудинин, глава совхоза имени Ленина Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

Павел Грудинин, глава совхоза имени Ленина
Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

В России всегда работал принцип – «с сильным — не дерись, с богатым – не судись», — считает Павел Грудинин, директор подмосковного Совхоза имени Ленина. Он припомнил эту поговорку в связи с решением судей, которые принимают решения зачастую в пользу «более богатого».

«Проблема в том, что мы изначально жили не по законам, а по указам Ельцина, которые были противоречащими. Поэтому в то время, когда выдавали паи, все было очень запутано. Любого человека в связи с этим можно обвинить в превышении полномочий», — рассказал Грудинин. В результате несчастные фермеры, которые ранее имели все документы, сегодня попали под давление. Их земля стала более ценной, а где деньги – там и рейдерство. «Чем выгоднее будет заниматься сельским хозяйством, тем больше будет передела собственности», — уточнил Грудинин.

Он также отметил, что необходимо на уровне Верховного суда вырабатывать решение пленума, которое трактовало бы «земельные» вопросы однозначно. Сегодня же на ошибках, которые были заложены 20 лет назад, можно любого лишить собственности.

Но главная проблема, по мнению Грудинина – государство само является главным рейдером, потому что оно не сделало частную собственность незыблемой. Снос палаток, реновация – яркие примеры. «По идее, если есть хоть какая-то бумага на собственность, то государство должно ее выкупить. Как результат, понятие собственности стало аморфным и появилось право «сильного», когда в друзьях суды или правоохранители», — резюмировал Павел Грудинин.

 

Комментарии

.
"Земельный пай" - бред пьяного президента !

"Дальневосточный гектар" - бред трезвого президента.

Я вам ТРИ(!) ДЕСЯТКА(!) лет говорю (ещё ДО "земельных

паев", до латифундистов)

«"КАЖДОМУ РАВНУЮ ДОЛЮ В КАЖДОМ ПРИРОДНОМ РЕСУРСЕ" ©. »

http://maxpark.com/community/7668/content/5123807

0
Последние новости
В начале октября, во время празднования в Москве "Золотой осени", состоялась встреча сопредседателя…
Трехминутный фрагмент выпуска новостей, в котором Василий Мельниченко рассказал о политики чиновников, направленной…
Побывав в сельских районах Индии, обозреватель издания «АиФ» убедился: даже страна с гигантским…